Уважаемый господин Асадуллаев М.Р. Хотя моё открытое письмо было адресовано губернатору области, спасибо Вам за ответ. Поскольку Вы взяли на себя труд среагировать на мои претензии по поводу медицинского обслуживания населения в Великом Новгороде, то к Вам теперь я и обращаюсь. Видимо, Вы, господин Асадуллаев, надеетесь, что лично Вас минует «чаша сия» и Вы умрете не от рака… Иначе Вы, наверное, осознавали бы всю абсурдность своих заявлений. Вначале мне хотелось опустить комментарии, возникшие по началу Вашего письма, так как здесь Вы излагаете факты известные и так. Но несколько замечаний, с Вашего позволения, я всё же, сделаю. Да, к сожалению, общему, - и нашему и вашему, - онкологическое заболевание в большинстве случаев, определяется нашей медициной НЕ в должный период. Печально, и нам, и вам, что анализ, - необходимый для обнаружения наличия раковых клеток в организме, - происходит на платной основе. (Кстати, когда заведующая 2 отделением ЦРБ Левина Е.Н. заподозрила у моего отца рак, этот анализ нами в лабораторию сдавался тоже платно, никаких исключений для нас сделано не было). Но не стоит списывать на данные печальные обстоятельства халатность отдельно взятых врачей. Речь шла в моем письме о том, что ранее Екатерины Николаевны Левиной никто из врачей даже не предположил у больного, жалующегося на боль в течение 2-х лет, наличие онкозаболевания!! Заболевший, видимо, сам должен был догадаться и сам себе поставить предварительный диагноз… Соглашусь с Вашим замечанием, что на тот момент соцпакета у моего отца не было, но, уж, наверно, ни сам больной, ни его родственники не виноваты в том, что восстановление соцпакета длится у нас в стране (в частности и в Великом Новгороде) чуть ли не два месяца. Если бы страшный диагноз был установлен врачами раньше, и соцпакет мы стали бы восстанавливать раньше. Мы благодарны онкоцентру за то, что помощь папе в тот период времени уже начали оказывать. И если бы все последующие действия, точнее бездействие, не перечеркнули осень 2009 года, мы остались бы благодарными до сих пор. Поверьте, мы сами жалеем, что нас лишили такой возможности. По поводу взятой врачом Пасевичем К.Г. биопсии… Никаких лекарственных препаратов (наиболее известный из этого ряда тромбо асс), которые могли бы вызвать столь обильное кровотечение, больной Д. (мой отец) не принимал. Из каких медицинских карт, из каких данных Вы сделали вывод, что подобные препараты принимались моим отцом? И если бы даже Ваше заявление было верным, такое кровотечение, при котором больной теряет кровь литрами, никогда не наступило бы. Но на всякий случай прилагаю список лекарств, которые на тот момент принимал мой отец: пектрол, конкор, гипотиазид, верошперон . Вот теперь хочется подробнее остановиться на основном тексте письма… Давайте пройдем по пунктам Ваших утверждений. Вы пишите: «Лечение продолжалось в непрерывном режиме до прогрессирования заболевания, в связи с чем консультативный совет ГМУ\"НОКОД\" от 12.10.2010г. принял решение отменить гормональное лечение, что соответствует рекомендациям европейской ассоциации онкоурологов, и основной акцент сделать на симптоматическом лечении, а именно купировании болевого синдрома анальгетиками вплоть до наркотических. Подробные рекомендации были расписаны родственникам больного и переданы для участкового терапевта». - Господин Асадуллаев, Вы хотите сказать, что только 12.10.2010 г. мой отец начал принимать анальгетики? Господь с Вами, Вы что!! Папа 25.10 уже умер! И Никто из онкобольных (тем более с метастазами в позвоночник) столько времени без обезболивания не продержался бы. Отец начал принимать анальгетики сразу, с октября 2009 года! И все необходимые с точки зрения НОКОД болеутоляющие, вплоть до наркотических, были тогда врачом Пасевичем и расписаны! А участники комиссии 12.10.10 были более чем удивлены нашим появлением и дополнительными требованиями. - Верным является утверждение, что 12.10.2010г гормональное лечение моему отцу было официально отменено. Неверно, что до 12.10 2010г. он его получал! Он перестал его получать в июле 2010 года! Я думаю, что, в медицинских документах НОКОД, если Вы внимательно изучите их именно за август 2010г., Вы нигде не найдете указаний о проведенных процедурах и выписанных ( по тому самому соцпакету) лекарств больному Д. Потому что процедуры не проводились и лекарственные препараты не выписывались. Процедуры не проводились более вообще, а несчастную упаковку Касодекса, после месячного перерыва, всё же, стали опять выписывать. Но сколько для этого пришлось побегать нам, родным больного! Если Вы хоть раз сами сталкивались с российской бюрократией, Вы поймете, чего это нам стоило. - Насчет «подробных рекомендаций, расписанных родственникам»… Чтобы не только Вам, но и тем, кто ещё прочитает моё письмо, было понятно, привожу те самые рекомендации. Насколько они «подробные», судите сами. «Решением консультативного совета ГМУ НОКОД от 12.10.2010г., учитывая возраст пациента диагноз, стадию заболевания, распространённость процесса, сопутствующие заболевания рекомендовано: 1) наблюдение и лечение у участкового терапевта, онколога, уролога по месту жительства по IV кл. группе. 2) Получение симптоматического лечения: а) учитывая выраженный болевой синдром и не эффективность ненаркотических анальгетиков - получение трансдермальной терапевтической системы (ТДТС) с фентанилом 2,5мг (заменяя ТДТС каждые 72часа). б) при повышение температуры тела - антибактериальная терапия. в) приём гепатопротекторов. г) прём адаптагенов: настойка женьшеня, элеутерококка; поливитамины. д) приём растительных уросептиков. д) при развитии железодефицитной анемии лёгкой и средней степени - прием препаратов железа под наблюдением врача и с контролем Hb крови» ___________ А каким образом данные рекомендации были переданы, как Вы пишите, для участкового врача? НОКОД не известил Вас, каким образом он их, якобы, передал? Мы, - после полуторагодового и бесплодного ожидания ответа на наш последний (причем письменный!) запрос онкоцентру, - уверены: никаких рекомендаций участковому терапевту онкоцентром переданы не были. Вы, кстати, коснулись очень многих вопросов в своем ответе мне, но почему НОКОД не счел нужным хоть как-нибудь среагировать на наше письменное обращение, так и не объяснили. Насчет Вашего заявления о том, что «решение отменить гормональное лечение (..) соответствует рекомендациям европейской ассоциации онкоурологов»…. Дайте ссылку, пожалуйста, на этот документ, господин Асадуллаев, я его с удовольствием проштудирую. Много вопросов возникает по поводу вот такого абзаца Вашего ответа: «В декабре 2009 года утвержден \"Порядок оказания помощи онкологическим больным\",согласно которому в каждом муниципальном лечебном учреждении на 500 онкологических больных полагается должность врача-онколога. Именно врачи-онкологи поликлиник при необходимости должны проводить осмотр больных на дому. В случае отсутствия врачей-онкологов в муниципальной поликлинике обязанности проведения симптоматической терапии онкологических больных возлагаются на участковых врачей. Введение лекарственных препаратов на дому также осуществляется медицинскими сестрами муниципальных поликлиник». . В рекомендациях онкоцентра от 12.10.10, о которых речь шла выше (кстати, не забудем, что это уже октябрь, а больной не наблюдался онкологом с июля), читаем: «рекомендовано наблюдение и лечение у участкового терапевта, онколога, уролога по месту жительства». Извините, возникает два вопроса: 1. Наблюдение жителя Великого Новгорода у специалистов новгородского онкоцентра - это наблюдение по месту жительства или нет? 2. Кого тогда наблюдает НОКОД? Зачем он в принципе нужен? Писать рекомендации? А мы, родные больного Д., так и не поняли, когда нашего отца отправили под наблюдение терапевта. Если решением комиссии, то первый раз моего отца туда отправили ещё 11.09.2009 года (Но тогда НОКОД ещё не открещивался от этого больного и занимался его лечением). Вот, это решение: «Решением консультативного совета ГМУ НОКОД от 11.09.2009 г.. учитывая возраст пациента диагноз. стадию заболевания, распространённость процесса, сопутствующие заболевания Рекомендовано: 1) наблюдение и лечение у участкового терапевта, онколога, уролога по месту жительства по IV кл. группе. 2) Получение симптоматического лечения: а) адекватное обезболивание: начиная с ненаркотических анальгетиков -парацетамол, анальгин, баралгин. брал: при недостаточной •эффективности: пенталгин. темпалгин. седалгин. новиган. трамал: в комбинации с успокаивающими средствами: настойка пиона, валерианы, корвалол с добавлением на ночь димедрол, феназепам. сибазон. Начиная с таблетированных препаратов в комбинации со спазмолитиками ( но-шпа, папаверин ) с последующим переходом на иньекции { брал, трамал (трамадол)). При неэфективности ненаркотических анальгетиков переход к епецанальгетикам (промедол, омиапон, МСТ-коитинус 10-100мг) после консультации онколога. Оценивать болевой синдром используя вербальную шкал у (от 0 до 4 баллов), б) при повышение температуры тела -- антибактериальная терапия, в) приём гепатопротекторов, г) прём адаптагенов: настойка женьшеня, элеутерококка: поливитамины, д) приём растительных уросептиков. д) при развитии железодефици гной анемии лёгкой и средней степени - прием препаратов железа под наблюдением врача и с кон гролем НЬ крови: при анемии тяжёлой степени - решение вопроса о гемотрансфузии.Учитывая низкую эффективность ненаркотических анальгетиков, рекомендовано получение наркотических обезболивающих препаратов». Если Вы, господин Асадуллаев, правы, наблюдение онкобольного на дому и обязанности проведения симптоматической терапии возлагаются в Новгороде только на участкового врача, то именно такую рекомендацию мы и должны были получить. Но! Ни в этих рекомендациях, ни в каких-либо других мы ни разу ни от кого не услышали, что вести больного отныне будет участковый терапевт, а с врача онколога такая обязанность снимается. Ни в изложенных письменно или устно рекомендациях, ни по телефону, ни при наших визитах (родственников больного) в онкоцентр, ни при визитах того самого врача-терапевта к нам, никто никогда, - ни самому больному, ни родственникам онкобольного, - ничего подобного не говорил. Ведь чего проще, взять и сказать родным, что отныне больной будет наблюдаться участковым врачом, и мы не стали бы часами дозваниваться до замотанного приемом амбулаторных больных с одновременной работой в отделении онкоуролога, чтобы услышать от него фразу «Приходите на прием». Кажется, чего проще, сказать не «приходите на прием», а «обращайтесь к участковому», а такой фразы не прозвучало. Двигаемся далее: «Большая часть врачей диспансера совмещает работу в поликлинике и стационаре. Это целесообразно, так как врач может \"вести\" своего пациента на этапах оказания медицинской помощи, но вызывает проблемы, когда с амбулаторного приема врача вызывают в операционную или в отделение. В этом случае медицинская сестра информирует пациентов о предполагаемом времени отсутствия врача», - пишите Вы мне. Очень странно читать подобное родным человека «вести» которого, как Вы выражаетесь, врач-онколог как раз и перестал… Якобы передал участковому. А Вы сами верите, что вот такая схема обслуживания больных нашим онкоцентром оправдана, что она не доставляет больным лишних неудобств, а то и страданий, и что она, как Вы пишите, целесообразна? Кому она целесообразна? Больному, который, напрягая последние силы, добрался до онкоцентра и ждет теперь приема в коридоре? Вам в Вашем уютном кабинете она кажется целесообразной, или врачу, который, извините за сравнение, как блоха, скачет из стационара на амбулаторный прием и обратно, лишь бы хоть как-нибудь себе на жизнь заработать? Вы совершенно правы, что такая целесообразность скорее проблематична. Если я не понимаю, что представляет из себя стационар, какого рода больные там находятся, к которым, - как к человеку, попавшему в аварию, - надо прямо сейчас всё бросить и бежать, то прошу меня извинить. Но так ли нужна тогда подобная целесообразность? Может, не нужно врачу совмещать работу «и здесь, и там», если совмещения на деле не получается? Я, возможно, приняла бы такую целесообразность, если бы та самая медсестра, как Вы пишите, ещё до выхода больного из дома позвонила бы ему и извинилась, предупредив, что прием сегодня у врача откладывается. Ни разу такого не было. Больше того никто не удосуживается даже к очереди, ожидающей приема, выйти и объяснить, что происходит и где врач. Хорошо, что в онкоцентре появился ещё один онкоуролог, но в 2010г. Пасевич К.Г. работал один. Поэтому наше возникшее на определенном этапе желание перевести отца от этого врача к другому, так и осталось только желанием (об этом, правда, я тоже уже писала в открытом письме). Посещать онколога Пасевича К.Г. во второй половине дня тоже не получилось бы по одной простой причине: врача уже не было, у него прием заканчивался в час дня. К сожалению, ссылаясь на «Порядок оказания помощи онкобольным», Вы не уточнили о какого рода документе идет речь.. Может Вы имели в виду некий документ местного, новгородского, значения? Рискну предположить, что Вы пишите о приказе «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ОНКОЛОГИЧЕСКИМ БОЛЬНЫМ» от 3 декабря 2009 г. N 944н. МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РФ, подписанный министром Т.А. Голиковой. В этом документе я не нашла ничего похожего на Ваши утверждения. Более того, в Приложении к приказу, регламентирующему «ПОРЯДОК ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ ПРИ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ» в пункте 7.4. мы читаем: «Больные злокачественными новообразованиями подлежат пожизненному диспансерному наблюдению в онкологическом диспансере. Если течение заболевания не требует изменения тактики ведения пациента, диспансерные осмотры после проведенного лечения осуществляются: в течение первого года один раз в три месяца, в течение второго года - один раз в шесть месяцев, в дальнейшем - один раз в год». Правильно ли я поняла? Речь идет о «пожизненном наблюдении» онкобольного у врача-онколога, причем у специалиста именно онкоцентра, а не у районного терапевта! Кроме того, столь большой промежуток в наблюдении больного, как три и шесть месяцев возможны, «если не требуется изменений тактики ведения пациента».. Комиссия от 12.10.10 изменила тактику. Видимо, возникла необходимость, только как они это определили? Никто из онкоспециалистов больного, вообще, не видел уже 4 месяца. Да и до этого, честно скажем, не очень они «разбежались» его наблюдать. А в пункте 8 читаем: «В организации онкологической помощи больным сочетаются лечебные методы (хирургический, радиотерапевтический и лекарственный) и паллиативные мероприятия в отделениях (хосписе), осуществляющих свою деятельность в соответствии с положениями об организации деятельности структурных подразделений федеральных организаций, оказывающих медицинскую помощь онкологическим больным, а также в соответствующих организациях, находящихся в ведении субъекта Российской Федерации (приложения N 4 и 6 к Порядку оказания медицинской помощи населению при онкологических заболеваниях, утвержденному настоящим Приказом). Опять же, может это я, неспециалист, неправильно читаю, что «лечебная помощь должна сочетаться с паллиативной»? Она должна сочетаться, а не отменяться, господин Асадуллаев. Приложений у данного приказа много, И в Приложении № 1 «ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕРВИЧНОГО ОНКОЛОГИЧЕСКОГО КАБИНЕТА ГОРОДСКОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАЙОННОЙ ПОЛИКЛИНИКИ» в пункте 3 мы действительно читаем: «Функции Кабинета: консультативная помощь по ведению онкологических больных на домуучастковым врачом-терапевтом или врачом общей практики (семейным врачом), контроль за проведением симптоматического лечения онкологических больных»; Видимо, из этой фразы Вы, господин Асадуллаев, сделали вывод, что лечение онкобольного на дому должен вести участковый врач? Вы мне пишите: «В случае отсутствия врачей-онкологов в муниципальной поликлинике обязанности проведения симптоматической терапии онкологических больных возлагаются на участковых врачей». Но в приложении к приказу ясно сказано, что «контроль за проведением симптоматического лечения» и «консультативная помощь по ведению онкологических больных на дому участковым» осуществляется онкологическим кабинетом. Функции онковрача, - если я правильно читаю,- должен исполнять онковрач, именно он должен проводить и помощь, и контроль. И только так. А участковому терапевту и по своему профилю хватает проблем с такого рода больными, обычно у онкобольных накапливается слишком много различных сбоев в организме. Мне хочется сказать спасибо врачам 3-ей поликлиники (на ул. Декабристов), они действительно до последнего дня следили за папой. А Вы, господин Асадуллаев, неужели Вы искренно думаете, что участковый врач, имеющий лишь общие знания об онкозаболеваниях, имеет право и будет брать на себя полную ответственность за онкобольного без привлечения специалиста узкого профиля? Вы действительно так думаете? Может, у Вас имеется согласие нашего участкового врача Рмейд, которая подписалась нести полную ответственность за онкобольных своего участка? Более того, в Приложении №4 к приказу «ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОНКОЛОГИЧЕСКОГО ДИСПАНСЕРА (ОНКОЛОГИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ) в пункте 5.4 безапелляционно указывается, что именно онкодиспасер должен заниматься организацией «выездных бригад для обеспечения на дому, паллиативным и симптоматическим лечением онкологических больных со сниженной или утраченной способностью н к самообслуживанию в результате хронической соматической патологии, нарушений двигательных или высших психических функций, а также больных на терминальной стадии заболевания; оказание психологической помощи онкологическим больным и членам их семей на основе индивидуального подхода с учетом особенностей личности; консультации и семинары для родственников, осуществляющих уход за больными». По поводу выписывания наркотических препаратов Великом Новгороде… Никаких призывов нарушения действующих приказов оно не содержало. Мне лишь хотелось попросить работников «от медицины» помнить: не только они работают в этой стране, родные онкобольных, к сожалению, тоже работают. И в таком случае выписать рецепт родственнику лежачего больного, - около часа проведшего в очереди за этим рецептом, - на препарат, которого оказывается нет в аптеке! (единственной, кстати, в городе и до которой тоже ещё надо доехать) - это кощунство! По поводу ознакомления и выписки из медицинской карты…. Чего проще, пришел бы тот самый онколог к больному на дом (а мы с вами уже разобрались, что он, всё же, должен это делать) и оформил бы выписку по непосредственной просьбе самого больного. Нет, НОКОД оказалось проще выдать эту выписку мне. Вы заявляете, они права такого не имели… На лицо, как минимум, административное правонарушение, как Вы считаете? Вместо того, чтобы извиниться перед больными и их родственниками, за то, что подведомственный комитету, - в том числе и Вам лично, насколько я понимаю, - диспансер работает как попало, сделать выводы, и хотя бы попытаться наладить должным образом работу, Вы, господин Асадуллаев, пытаетесь доказать, что именно таким образом данная работа и должна вестись. Вы за кого принимаете население, вверенное Вашим заботам? Неужели Вы вправду думаете, что мы не умеем читать? Если Вы будете настаивать на том, что моя трактовка приказов Министерства здравоохранения неверна, то я буду вынуждена обратиться напрямую в Министерство и там выяснять у специалистов, как правильно читать их приказы: как Вы их трактуете, или, всё же, как написано. Закончить хочется следующей цитатой из Вашего письма: «Введение лекарственных препаратов на дому также осуществляется медицинскими сестрами муниципальных поликлиник». Но сам НОКОД категорически настаивал, что вводить онкопрепараты больному имеет право только медперсонал онкоцентра. Получается, они нас обманывали? Хотите - верьте, хотите - нет, мне совершенно всё равно, кто будет приходить и делать уколы, если, не дай Бог, моя семья опять столкнется со столь страшным заболеванием. Мне всё равно - будет это медсестра онкоцентра или медсестра районной поликлиники. Мне важно, чтобы помощь оказывалась, чтобы она состоялась! Вот, что важно для жителей. А вы, уж, сами в своей структуре новгородского здравоохранения разберитесь, пожалуйста, наконец, кто и что должен делать в тот или иной период заболевания человека, за жизнь и достойный уход из жизни которого вы несете полную ответственность. Спасибо за внимание, Пирогова Т.С.