Международному Дню защиты детей посвящается

В женской консультации народу оказалось мало, стояла тишина. Так что хорошо был слышен голос молодой девушки, с виду довольно обычной, разве только очень разговорчивой. Она беседовала с кем-то по телефону, и ее радостное щебетание разносилось по коридору: - Ой, я так обрадовалась. Думала, уже все, конец. И тут… Так здорово.

Я мысленно поздравила барышню с тем, что она здорова. Чуть позже она стояла в очереди в регистратуру за другой, такой же непримечательной особой лет двадцати пяти. Раздался голос невидимой мне дежурной сестры:

- Вам что?

- Мне на аборт.

Голос молодой женщины звучит сухо, формально - режет слух. Мне стало неловко, словно я молчаливый соучастник, словно могу что-то сделать, но даже не пытаюсь. Наверное, чувствуешь подобное, когда знаешь, что такое случается, но не ожидаешь, что это может быть так близко. - Какой у вас срок? Все тот же спокойный голос – но это не спокойствие горя, а просто принятие ситуации как вполне естественной. - Восемь недель. Вы считаете развивающегося в утробе ребенка человеком? Или для вас это "плод"? А откуда начинается человек? В восемь месяцев у малыша становятся все более четкими черты лица, он совершает первые спонтанные движения. А еще у него заканчивает формироваться сердце. Чем он еще не человек?

Следом к окошку подходит говорливая девушка с телефоном. Теперь на ее лице больше беспокойства, чем радости.

- А мне тоже надо. Срочно.

- У нас делают только один аборт в день.

Интересно, это особая форма гуманизма?

- Но как же, у меня ведь двенадцатая неделя!! - В голосе искреннее возмущение против правил. – Мне очень нужно, иначе платно придется делать.

Для справки: двенадцатая неделя – это когда у ребенка полностью сформированы ткани и системы органов – теперь он будет постепенно расти и развиваться. У него уже есть пол и он имеет право на собственное имя. Это тоже еще не человек? Может, и так, только он уже чувствует шум, тепло, реагирует на свет, прикосновения. Стоит ли говорить, что он чувствует и боль? Некий доктор Натансон в свое время снял процесс аборта ультразвуком и зафиксировал следующее: ребенок чувствует опасность от инструмента, отодвигается, пытается совершать все более активные движения маленькими, еще не развившимися до конца ножками и ручками, его сердце стучит гораздо быстрее, чем в норме. Это же происходит, когда маме дают "чудо-таблетку". Об этом стоит знать "мамам", которые хотят без веских медицинских причин выскоблить малыша, раздробленного на части.

Раздосадованная девушка удалилась в поисках платной клиники, оставив меня в раздражении и недоумении: о чем она думала раньше?

Потом, глядя на людей на улице, невольно думаешь: а она делала это или могла бы? А сколько раз он склонял свою жену или подругу избавиться от ребенка "не ко времени"?

У читателя может возникнуть справедливый вопрос – к чему этот текст вообще? Дело, конечно, не в том, чтобы кого-то осудить – это жестоко и неправильно. Бывают разные ситуации и причины. Искать виноватых тоже глупо, иначе пришлось бы винить всех. Парня, говорящего, что "это не его проблема". Родителей, предупредивших, чтобы "даже на пороге не появлялась с дитем". Подруг-советчиц, говорящих, что "надо думать о карьере, а не с сосками возиться". Государство, которое "старается" помогать молодым матерям. И, в конце концом, саму мамочку, наивно верящую, что "от одного раза ничего не будет" или "все обойдется". Да и зачем обвинять – все эти девочки раскаются уже назавтра или через несколько лет, когда будут лечить возможное бесплодие.

Статистика говорит о том, что в России 6 из 10 абортов приходятся на молодых матерей в возрасте 16-19 лет. Хочется, чтобы именно потенциальные мамы понимали весь масштаб этой проблемы и ее возможные последствия, как для каждой девушки, так и для демографического будущего нашей страны. Чтобы, сознавая масштаб опасности, они были бы готовы действовать соразмерно своей совести и разуму. Ведь главное в том, чтобы вовремя подумать.

Парадоксально: мы, молодые, очень любим кричать о своей самостоятельности, что мы все сами решим, как "большие". Тогда нужно бы принимать разумные и своевременные решения, нужно стоить собственной свободы, чтобы не расплачиваться маленькими родными жизнями.

Оксана Касьянова, специально для med53.ru