Диагноз для новгородской медицины

Закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» вступит в силу с 1 января

Проанализировать новое законодательство в медицине корреспондент «Новгородских Ведомостей» попросила руководителей новгородских общественных организаций, работающих в этой сфере.

Платная помощь
в бесплатных клиниках

Виктор БЕРКУНОВ, председатель Новгородского регионального отделения Российской медицинской ассоциации:

— Как говорил Владимир Ленин, то, чего мы так ждали, свершилось. Этот федеральный закон уже давно хотели принять. С инициативой сделать все побыстрее выступало Министерство здравоохранения и социального развития. Но первоначальный проект закона оказался сырым, и принять его с лёта не получилось. Вмешались медицинская общественность, в частности, Российская медицинская ассоциация, которую возглавляет Ашот Саркисян, и Национальная медицинская палата под руководством Леонида Рошаля, который ради того, чтобы принятие закона было приостановлено, и вошёл в Общероссийский народный фронт.

И законопроект отправили на доработку. Хорошо, что это произошло, поскольку члены Национальной медицинской палаты имели возможность внести свои поправки, которых оказалось больше тысячи. Многие положения закона были исправлены. Но остались такие, что противоречат  Конституции РФ. Поэтому всё равно вопросы возникают. Например, о платной и бесплатной медицине. К сожалению, те положения, которые были закреплены в постановлении правительства 1993 года, подписанном Черномырдиным, а именно — о разрешении платных медицинских услуг в государственных и муниципальных медицинских учреждениях, сохранились. Этот юридический нонсенс из старого перекочевал в новый закон.

Чёткое разграничение, что за деньги, а что нет, так и не прописали. Простой пример — лечение пневмонии. Если лечение проводится с помощью пенициллина, то — бесплатно. А если цифазолином или другим мощным антибиотиком — уже за деньги. И опять в больницах будут скандалы, судебные процессы, врачей будут клеймить позором, поскольку почва для появления всего этого осталась. Хотя, хочу сказать, первоначально было чётко заявлено, что в медицине государственное, а что — частное, и не следует  путать одно с другим. Впрочем, если у людей не останется средств на лечение, ситуация в итоге может привести к протестным акциям.

Положительные моменты. В новом законе удалось более чётко обозначить положение о стандартах оказания медицинской помощи. Согласно первой версии закона их надо было строго и неукоснительно выполнять, иначе медикам грозили дисквалификацией и прочими карательными санкциями. Но в практической медицине абсолютное следование стандартам не осуществимо, потому что больницы есть разного уровня, обладающие разным оснащением и разной квалификацией лечебного персонала. Медицинская общественность добилась того, что исполнение стандартов будет носить всё-таки рекомендательный характер для врача.

Появился тезис о независимой медицинской экспертизе. Она поможет в разрешении конфликтов между пациентами и медицинскими работниками, а также защитит права тех и других. Экспертиза актуальна в тех случаях, когда необходимо выяснить, сделал ли врач всё, что обязан был выполнить,  была им допущена ошибка или же он совершил преступную халатность. 

Вернулось в закон положение о том, что определённую роль в подготовке кадров, научных инновациях должно играть и само медицинское сообщество. В закон заброшены даже предпосылки к врачебному самоуправлению, которое существует во всех цивилизованных странах. А там государство вмешивается в медицину крайне редко. Напротив, медицинские работники подсказывают власти, какие есть проблемы в здравоохранении и что требует скорейшего исправления.

Это будет честно
Евгений ЛОРКИШ, руководитель Ассоциации организаций здравоохранения «Новгородские медицинские клиники»:
— Смысл принятия нового закона заключается в том, что устаревший законодательный акт не соответствовал современным требованиям и реалиям. Напомню: предыдущий закон был принят аж в 1993 году. Это во-первых. А во-вторых, для дальнейшего развития системы здравоохранения требуется законодательная база. В прошлом году с принятием закона об ОМС, согласно которому медицина будет переходить на одноканальное финансирование через Фонд обязательного медицинского страхования, для реформирования здравоохранения была создана экономическая основа. Но требовалась также и организационная. Её и обеспечит ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

Новый закон — это база для принятия других очень важных и назревших законов: о донорстве крови и её компонентов, о трансплантации органов и тканей, о биомедицинских технологиях, о страховании пациентов от медицинских ошибок.

Также в законе появились совершенно новые нормы. Право граждан на выбор врача и медицинской организации. Сразу хочу пояснить, что этот выбор всё равно будет управляемым. Что это значит? Сохраняется участково-территориальный принцип. Если человек выразит желание обслуживаться у доктора на другом конце города, ему не откажут. Но он должен быть готов, что данное обслуживание будет носить некий ограниченный характер. Например, врач, принимая больных на своём участке, просто будет не в состоянии выехать на другой конец города по вызову данного больного.

Отныне узакониваются паллиативная помощь, санитарная авиация, служба медицины катастроф, суррогатное материнство. Этот пункт наиболее обсуждаемый. По поводу него высказываются различные мнения — от самых положительных до резкой критики Минздравсоцразвития. Обвиняют его в том, что оно якобы защищает права гомосексуалистов. Действительно, отсутствие перечня лиц, имеющих право выступать заказчиками данной услуги, позволяет гомосексуальным парам иметь детей. Но думаю, что при условии внесения изменений в Семейный кодекс эти спорные моменты могут быть устранены.

Очень важен пункт, касающийся донорства органов. Вводится презумпция согласия на донорство органов, то есть если при жизни человек не оформил должным образом свой отказ от пересадки своих органов после смерти, то считается, что он априори дал своё согласие на это. У детей всё с точностью до наоборот. Вводится презумпция испрошенного согласия, когда изъятие органов у ребенка возможно только с разрешения его биологических родителей.

Мы можем много рассуждать, плох или хорош закон. Но я думаю, что  надо просто понять и принять то, что его появление — процесс эволюционный. Это еще один этап развития общества, науки, медицинских технологий. И, как показывает история, процесс этот хоть и трудный, но достаточно честный. Все отрицательные качества, не совместимые с жизнью, будут утеряны, останутся только необходимые. Они-то и должны найти скорейшее отражение в подзаконных актах, регламентирующих медицинскую деятельность.

Не надо ничего придумывать
Евсей БЕРДИЧЕВСКИЙ, руководитель организации защиты прав пациентов новгородских медучреждений:

— Надо сказать, что закон очень обтекаемый и скользкий. Формулировки вроде бы возражений не вызывают, однако конкретики нет никакой. Большинство положений закона — на уровне благих пожеланий. Вот, например, пациент имеет право выбирать врача. Хорошо! Но не прописан механизм, как это сделать. Сейчас всё решают деньги. Плачу и выбираю. Но в этом случае лучше на лечение отправляться в Германию.

Считаю, что этот закон практически ставит крест на страховой медицине. В документе она мало упоминается, а её надо развивать. Согласно закону на себя всё забирает государство. Но при его высокой роли это ничем хорошим не закончится. Мы помним проблемы Советского Союза, когда государство не могло за всем уследить. В медицине автоматически появятся коррупция, откаты и кумовство.

Ответственность за здравоохранение должны на себя взять и независимые страховые медицинские компании. Так делается на Западе. Вообще ничего не надо придумывать. Можно просто перенять американскую систему. Пациент покупает страховку у частной страховой фирмы, которая будет проверять качество его лечения в больнице и сможет наказать медиков рублём, если они проявят свои некомпетентность и непрофессионализм. Малоимущим гражданам страховку приобретёт государство. Но всё же главными его задачами должны стать создание условий для развития страховых медицинских организаций и, безусловно, контроль над тем, как они выполняют функцию по надзору за качеством лечения пациентов.


Анна МЕЛЬНИКОВА
Фото Владимира МАЛЫГИНА

Источник: Новгородские ведомости