Случаи смертей беременных новгородок во время операций стали самыми трагическими известиями для региона за весь год. Весь город обсуждает происшествие и ищет виновных. Проведенная федеральная проверка показала, что вины медиков в гибели женщин нет.

 

Три роженицы скончались в Великом Новгороде в этом году во время операции кесарева сечения. Впервые за несколько лет рождаемость в Новгородской области превысила смертность, и на фоне этой позитивной статистики информация о том, что женщин при тщательном ведении беременности в лучших клиниках области не смогли спасти, стала для новгородцев настоящим шоком. По фактам трагических случаев была проведена федеральная проверка. Ее результаты сообщил главный акушер-гинеколог Новгородской области Валерий Мишекурин.

Были найдены недочеты, медики понесли дисциплинарные наказания, но не их работа стала причиной гибели этих женщин. Валерий Мишекурин, главный акушер-гинеколог Новгородской области

О первом случае, произошедшем в начале 2012 года, стало известно не сразу. Женщина жила в области, и родственники не стали поднимать шум. Как позднее выяснилось, сильнейшее кровотечение возникло на фоне ВИЧ-инфекции, потому и врачи не давали официальных объяснений по этому поводу.

Второй случай произошел в Новгородском областном роддоме 29 апреля. Татьяну Павлову, маму трехлетнего мальчика, ожидавшую появления второго сына, экстренно госпитализировали. И она, и ее родственники знали, что Татьяну ждет кесарево сечение. Никто из них сильно не волновался — Таня хорошо переносила беременность, после первого кесарева быстро оправилась. Так что к утру следующего дня и муж и родители Татьяны готовились идти к ней с поздравлениями.

Утром я позвонила в роддом и задала обычный вопрос: «Как состояние здоровья Павловой Татьяны Александровны?» Там была такая пауза, мне стало жутко. Потом к телефону подошел главный врач Валерий Юрьевич Мишекурин и сказал, что нам нужно приехать. Я подумала, что-то случилось с ребенком. Мы взяли такси и приехали в роддом. Но когда нас в верхней одежде и обуви проводили в кабинет главного врача, стало понятно, что все плохо, и не с ребенком, а с самой Таней. Запомнилось: «сердце остановилось в два часа ночи», что-то про ввод лекарств, анафилактический шок, отек мозга. Татьяна, родственница погибшей

 На следующий день родственники получили справку о смерти девушки. Время ее ухода было обозначено как 8.20. Именно разница во времени смерти между тем, которое сообщил главврач, и тем, что указали в справке, возбудила недоверие родственников. Отец погибшей Александр Орлов тут же обратился с заявлением в следственные органы, которые ответили семье отказом в возбуждении уголовного дела на основании заключений врачей, проводивших операцию: у женщины случился анафилактический шок после введения антибиотика. А предугадать эту мгновенную реакцию невозможно.

Тем не менее Александр Орлов, перелистывая документы и справки, находит все больше несостыковок: к примеру, в том, что Татьяне якобы была предложена госпитализация во время беременности, от которой она отказалась.

Если бы Тане такое предложили, она бы обязательно последовала совету врача. Она хотела иметь здоровых детей и хотела родить еще и третьего. Подпись об отказе была поставлена позднее и рукой врача. Александр Орлов, отец погибшей

Родственников не устраивает и то, что судебно-медицинская экспертиза, помимо заключения врачей делавших операцию, так и не была проведена. На протяжении всего лета отец погибшей Татьяны общался со следователями, а когда они отказали в возбуждении уголовного дела — с прокуратурой. Та возвращала материалы на доследование, но новой экспертизы так и не случилось.

Третий трагический случай произошел в городском роддоме Великого Новгорода. Тридцатидвухлетнюю Татьяну Кузнецову госпитализировали 29 июля. Женщина была беременна долгожданной дочкой. Перед госпитализацией она почувствовала себя плохо. Оперировали ее молодые врачи. Утром стало известно, что Татьяна умерла от обильного кровотечения. Маленькую дочку удалось спасти.Непонимание и негодование по поводу того, как в городе, где так много говорилось о модернизации, материнском здоровье и повышении уровня рождаемости, могли допустить вторую смерть молодой женщины, выплеснулось в интернет. Областному здравоохранению припоминали увольнение квалифицированного главного врача городского роддома годичной давности. У каждого комментирующего был свой случай общения с медициной и родильными домами.

Это все реформа по-новгородски, реформа того, что реформировать нельзя! Можно только добавлять: оборудование, науку, деньги… Нельзя трогать и перестраивать то, от чего зависят жизни людей, а отсутствие разворованных наверху денег объяснить нововведением — РЕФОРМА здравоохранения. Дикость, в ХХI веке ведь живем. Где наши бонзы из Дома советов? Почему Митин не приехал щеками трясти и распекать персонал на чем свет стоит, как он всегда это делает? Хороший инфоповод, шума много, а результат — смерть!!!! Из за жадной бездушности чиновников. Врачам сил пережить это и не потерять желание работать. Родным искренние соболезнования и здоровья малышке. Аноним, комментарий на velikiynovgorod.ru

У меня в 2003 году в 1-м роддоме умерла дочка при родах, весом 4 кг 270 г. Беременность протекала отлично я была молодая и никаких отклонений ни у меня, ни у ребенка не было. Во время моего пребывания в предродовой палате врачи были в сестринской и благополучно отмечали праздник, я туда к ним неоднократно заходила и просила о помощи, на что мне отвечали — иди, сама родишь. Мы не подали в суд, так как нам сказали, что с врачами бесполезно судиться, о чем я очень теперь сожалею. Пожалуйста, не бросайте это дело, идите до конца. Они тем и пользуются, что мы в горе какое-то время, а потом не хочется вспоминать свою трагедию, им это на руку. Ирина, комментарий на сайте «Прямая речь»

Семья Татьяны Кузнецовой не обращалась в следственные органы, проверку правоохранители организовали сами. К осени следственный отдел был готов свое дать заключение.

Мы провели проверку по факту халатности в действиях врачей. Огульно осуждать их — нет никаких оснований. В случае с Татьяной Кузнецовой было сложное заболевание (как сообщили врачи — печеночная недостаточность). Врачи предупреждали ее о рисках и невозможности иметь детей. В ее случае хотелось бы надеяться на чудо, но чуда не произошло. Что касается первого факта с роженицей по фамилии Павлова. Там уже принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. По нашим данным, там тоже была болезнь, диагностировать которую до операции было невозможно. Мы общаемся с пострадавшим — отцом этой женщины. Мы стараемся помочь всеми силами. Он нам тоже звонил после второго случая и говорил: «Как же так? Второй факт!» Ну, я считаю, что на этом нельзя акцентировать внимание. Врачи сделали все возможное. Евгений Ридзель, руководитель отдела СК России по Великому Новгороду

Однако при всем своем нежелании конфликтовать с врачами муж Татьяны Кузнецовой — Сергей не соглашается с тем, что они знали о риске и обреченности.

Поверьте на слово, до дня смерти этого диагноза не было, и все анализы, а они, как вы знаете, сдаются практически каждый день, были в порядке… Дак лучше бы он (главный акушер-гинеколог области Валерий Мишекурин — SmartNews) сказал, откуда она взялась, и что была совершена ошибка в процессе ведения беременности… Еще раз повторюсь, посадив кого-то — делу не поможешь (если не усугубишь, так как у врачей тоже есть семьи), а вот выделить бюджетные средства на обучение мед. персонала, думаю, необходимо, а иначе так и будут учиться на своих ошибках, но, к сожалению, с печальными исходами. Сергей, муж Татьяны Кузнецовой, forumnov.com

Ситуация оказалась сложной для всех. Именно из-за того, что Великий Новгород — город маленький, сами врачи оказались под серьезным общественным давлением.

Я видел, как хирург, проводивший операцию Татьяне Павловой, рыдала в голос, когда девушку не удалось спасти. Врачи находятся под таким давлением, что это трудно вынести эмоционально. Когда погибла Татьяна Кузнецова, я был в отпуске, прилетел из Греции. Как врач я не знал эту женщину, но даже мне сложно выходить сейчас на улицу, кажется, что все думают, будто я виноват в ее смерти. В моей личной практике был случай, когда женщина погибла и я был отстранен от практики. Но вернулся, потому что это моя работа. Теперь из-за пристального внимания к действиям врачей в роддома боятся идти молодые специалисты: они лучше уйдут в консультации, где меньше рисков. У нас остаются только старые кадры.  Валерий Мишекурин, главный акушер-гинеколог Новгородской области

И все же случаи привлекли внимание профессионального сообщества, в Новгород приехали федеральные эксперты. Ход их работы никак не освещался и не комментировался до последних дней, пока Валерий Мишекурин не объявил о выявленных недочетах в работе (не уточняя, в чем они заключались) и о дисциплинарных взысканиях.

Слава Богу, никто из врачей после этого не ушел из профессии. Однако, насколько можно судить по событиям внутри медицинского сообщества, реакция на случившееся — была. На прошлой неделе Новгородский городской роддом закрыли на большой ремонт для переоборудования родильного отделения. К тому же внутренним приказом врачей обязали получать от беременных женщин не устный, а написанный от руки самой пациенткой информированный отказ от госпитализации. если такая была предложена. Так, чтобы при возникновении проблем во время родов было понятно, где начинается и заканчивается ответственность роженицы. В том, что госпитализаций с каждым годом будет больше, врачи не сомневаются: с каждым годом здоровье молодых новгородских женщин становится все хуже. Валерий Мишекурин, главный акушер-гинеколог Новгородской области

Что же касается семей, которые потеряли своих близких, то родственники Татьяны Павловой не отказались от желания дойти до сути и получить оценку независимой экспертизы, но для начала — получить на руки заключение федеральных экспертов. Муж Татьяны Кузнецовой не требует экспертиз, его внимание поглощено маленькой дочкой.

Источник: http://smartnews.ru/