Предварительные слушания по уголовному делу заведующего хирургическим отделением 1-й городской клинической больницы (Великий Новгород), Заслуженного врача России Александра Уханова должны состояться уже на днях.

Дело заведомо громкое и резонансное. Уханов Александр Павлович — профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач России. Один из тех специалистов, о которых говорят: золотые руки. Спас не одну жизнь. Однако согласно обвинительному заключению он, используя служебное положение, совершал преступления, связанные с причинением значительного ущерба гражданам. Журналист газеты "Новгородские ведомости" Василий ДУБОВСКИЙ провел свое расследование и выслушал обе стороны, а мы выделили самые главные, на наш взгляд, моменты в этом громком и неоднозначном деле.

Наверняка доктор Уханов — не единственный высококвалифицированный специалист, который ходит (или опять-таки вынужден ходить) по лезвию скальпеля. С тех пор, как еще Виктор Черномырдин в бытность свою премьер-министром разрешил государственным лечебным учреждениям ввести ряд платных услуг. Будь жив Виктор Степанович, наверняка мог бы произнести крылатое: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Мнение прокуратуры
— Ни в коей мере не отрицая заслуг врача, должен все же сказать, что он вводил людей в заблуждение, предлагая им выбор: либо традиционная операция с разрезом, после которой на теле остается шов и процесс заживления довольно долгий, либо современная лапароскопическая, но за деньги, — говорит Денис ГЕРАСИМОВ, начальник отдела по надзору за исполнением законодательства по противодействию коррупции прокуратуры Новгородской области. — Доктор прекрасно знал, что для обладателей полиса ОМС лапароскопическая операция также выполняется бесплатно, после чего медицинскому учреждению должны быть возмещены затраты на ее проведение.
При этом, по словам Дениса Герасимова, доктор дополнительно брал средства на размещение пациентов в палате повышенной комфортности, один день пребывания в которой стоил 640 рублей. В действительности же не предоставлял такой услуги. В общей сложности с пациента незаконно взималось от 8 до 8,5 тысяч рублей. И таких операций по договорам, заключенным обманным путем, как установлено следствием, проведено 44.
— Добавлю, что среди обманутых, как правило, люди пожилого возраста, тяжелобольные, — отмечает Герасимов. — Обмануть их не представляет сложности, особенно в тот момент, когда их беспокоит здоровье, а не материальное благополучие.
По версии следствия, средства, вырученные от операций, доктор Уханов либо оформлял через больничную кассу (при этом часть выручки доставалась ему же — на основании действовавшего в больнице положения об оказании платных услуг), либо клал в свой карман. И в последнем случае в определенном смысле в число материально потерпевших попадали коллеги хирурга, принимавшие участие в операции. Ведь если услуга оказывается платно, то и они вправе иметь свой процент, предусмотренный положением.

Как все вскрылось? Оказывается, от самих пациентов, которых следствие считает обманутыми, была лишь одна жалоба. В страховую компанию, а затем и в правоохранительные органы. На остальных пациентов, заплативших за лапараскопию несмотря на наличие страхового полиса, вышло уже следствие, изучив договоры об оказании платных услуг.
Интересно к тому же, что претензии на возврат денег выставили также лишь немногие из тех прооперированных, кого можно считать потерпевшими. И больница выплатила им по 7 тысяч рублей. То есть строго по стоимости самой операции, без учета неполученного палатного комфорта.

Удивительная неосведомленность руководства больницы
Но куда раньше смотрела администрация лечебного учреждения? Если лучший хирург и впрямь имел ярко выраженный меркантильный подход к делу (впрочем, это еще должен установить суд), то неужели начальство об этом не только ничего не знало, но и даже вообще ни о чем не догадывалось? Получается, что именно так, если верить руководству больницы, пояснившему, что оно было в неведении о присвоении врачом части средств. А вот относительно тех денег, которые все же поступали в больничную кассу, никаких подозрений не возникало, поскольку операции выполнялись на добровольной основе по заключенным с пациентами договорам. Удивительная неосведомленность...

«Делу врачей в XXI веке — нет!»
Сам Александр Уханов своей вины не признал. И рассчитывает доказать в суде противоположное.
— Совершенно убежден, что доктор Уханов никаких преступлений не совершал! — считает адвокат Здислав РОВБО.
Адвокат Ровбо, ходатайствуя перед следствием и судом о прекращении уголовного дела, заключил свое обращение словами: «Делу врачей в XXI веке — нет!». Но это — эмоции. В чем состоит логическое обоснование невиновности подзащитного, который, по мнению адвоката, никакой не мошенник, а жертва обстоятельств?
— Надеюсь, экономическая экспертиза подтвердит эти слова, — продолжает Ровбо. — Но суть такова. Можно что угодно записать в перечень бесплатных услуг, но каждую из них необходимо обеспечивать финансово. Иначе право на бесплатное лечение останется сугубо декларативным. Так вот, средств на лапароскопию у завотделением не было. Скажите, а как вообще человек должен был оперировать?

По словам адвоката, информация о том, что из вырученных от операций и проведенных по кассе средств большая часть впоследствии выплачивалась самому Уханову, не соответствует действительности.
— Мы готовы подтвердить документально, что он получал только тысячу рублей от каждой проведенной им операции. А остальные опять-таки на саму лапароскопию больницей не перечислялись. И почему теперь доктор должен выступать в роли стрелочника? Я не понимаю, в чем его преступление… Представьте, что вам необходима экстренная операция и вы хотите, чтобы ее выполнил именно лучший специалист. Соответственно готовы ради этого пренебречь своим правом на бесплатную услугу. И как же это трактовать? Как ваше добровольное согласие или же как незаконные действия врача?

Чиновники от медицины не хотят высказываться
Может, и впрямь некорректно рассматривать вину (или невиновность?) завотделением хирургии 1-й городской клинической больницы в отрыве от сегодняшнего положения дел в здравоохранении вообще? Хотелось бы знать, конечно, что думают об этом сами медики, в первую очередь — руководящие работники. Но они, видимо, предпочитают не высказываться на щекотливую тему. Во всяком случае, попытки автора получить комментарии в ММУ «Центральная городская клиническая больница» и в областном комитете охраны здоровья населения оказались безуспешными. В одном случае по той причине, что ММУ, объединившего городские медучреждения, в 2008—2009 годах еще не существовало. В другом — потому лишь, что нецелесообразно и неэтично комментировать уголовное дело, рассматриваемое правоохранительными органами.

Правда, коллеги хирурга Уханова не были совсем уж безучастны к крутому повороту в его судьбе. Они пытались письменно ходатайствовать перед правоохранительными органами в его защиту. Но дело, напомним, в суде. Остается надеяться, что новгородская Фемида с точностью взвесит на своих весах все «за» и «против». И общественность получит четкий ответ на вопрос о том, являются ли системным сбоем или персональной ошибкой врача те факты, которые легли в основу обвинительного заключения.